Драматическая история македонского виноделия

Македонское виноделие

Какие ассоциации обычно возникают у всякого интеллигентного человека при слове «драма»? Правильно - театр, кулисы, артисты, произведение искусства, наслаждение красотой, Греция, наконец. Оно и понятно, ведь и театр, и драматургия в современном смысле этого слова зародились именно там. Но в мой персональный ассоциативный ряд с недавних пор прочно вошел еще один элемент. В Греции (а где же еще!), в ее северной части, там, откуда родом великий полководец Александр Македонский, расположен город Драма. С солидной историей, как и положено городу, построенному на этой древней земле. В окрестностях есть замечательные развалины - античных храмов, византийских базилик и минаретов времен турецкого владычества. Есть и причудливые природные пещеры, которые будут подревнее всех археологических артефактов вместе взятых.

Однако Драма любопытна не только своими достопримечательностями. С недавних пор название этого города все чаще встречается на страницах винных журналов и в топ-листах многочисленных дегустационных конкурсов по всему миру. За последние годы «драматические» вина собрали целую галерею престижных наград, а ведь еще каких-то три десятилетия назад виноделие в регионе было крайне примитивным. Здесь производили плохонькие столовые вина, которые выпивались почти исключительно местным населением. Стоили они сущие копейки, простите, лепты и ни на что не претендовали. Сегодня ситуация совершенно иная. Мы являемся свидетелями очередной винной революции. Последствия ее только начинают сказываться.

Область Драмы - сам город и окрестные виноградники - расположена как будто в огромной каменной чаше с плоским дном. Равнинная местность окружена живописной горной грядой, которая защищает ее от пронзительных северных ветров, но летом и осенью обеспечивает оптимальные перепады суточных температур. С другой стороны она выходит к морю, получая достаточно тепла и влажности. Почвы здесь гравийные (если не знать, что ты в Македонии, можно подумать, что находишься где-нибудь на левом берегу Гаронны) с большой долей известняка и красной глины. Виноделы Драмы пошли по пути своих тосканских коллег и сделали однозначный выбор в пользу международных сортов. Значительная часть площадей засажена Совиньон Бланом, Шардонне, Каберне Совиньоном, Мерло и Сира. Нередко можно встретить более или менее обширные посадки Вионье, Муската, Семильона, Треббьяно, Черного Гренаша, Санджовезе и Темпранильо. А в одном хозяйстве некоторое время экспериментируют даже с... Неббиоло! И результат отнюдь не разочаровывает. Напротив, с автохтонными сортами работают несравненно меньше. Заметнее других интерес к Ассиртико. Он довольно невыразителен в ароматах, зато обладает высокой минеральностью и кислотностью, неплохо переносит бочку и отлично стареет. Выдержанный ассиртико чем-то неуловимо напоминает благородные зрелые рислинги. Среди прочих можно отметить Агиоргитико и довольно редкий Памиди - среднетельный, малотанинный, с ярким ароматом белой розы.

Греческие винаУже подбор определенных сортов винограда многое объясняет в том, какие цели и задачи ставят перед собой виноделы Драмы. Прежде всего они явно стремятся дистанцироваться от традиционных и глубоко укоренившихся в сознании европейских и американских потребителей представлений о том, что в Македонии и Фракии никогда не производили ничего мало-мальски приличного. И уж тем более такого, что могло бы конкурировать с лучшими образцами из соседних стран. Затем, местные энологи не испытывают никакого пиетета перед аборигенными сортами и не рассчитывают всерьез на то, чтобы получить из них высококачественные вина, которые потом можно будет хорошо продать. И наконец, быстрый и прочный успех супертосканских вин задает македонским виноделам определенные ориентиры в том, что и как нужно производить, чтобы в обозримые сроки не только оправдать вложения, но и получить прибыль.

За несколько дней пребывания в регионе мне довелось продегустировать около полутора сотен вин, и я лишь укрепился в своих первоначальных предположениях. Несколько подробнее я остановлюсь на продукции трех хозяйств. Каждое из них в полной мере воплощает в себе облик современного виноделия Драмы. Во всех чувствуются большие деньги, изначально заработанные в другом бизнесе и только затем вложенные в сельское хозяйство. Все производят высококачественные вина с использованием новейших технологий, все уделяют исключительное внимание внешнему оформлению бутылок.

Семейство Лазариди хорошо известно далеко за пределами Македонии. Один из его представителей, Нико, основал двадцать лет назад первое по-настоящему современное предприятие в Драме и назвал его своим именем. Сегодня в портфеле Chateau Nico Lazaridi уже шестнадцать позиций. Общий объем производства около 700 тыс. бутылок в год. В префектуре Драмы компании принадлежит 55 га и еще 25 га находится в аренде. В префектуре Кавалы куплено еще 80 га. Винодельня расположена в окружении виноградников, так что между временем сбора ягод и началом прессования совсем небольшой интервал.

Вина ГрецииОтмечу Magic Mountain Red - бленд Каберне Совиньона и Каберне Фран, выдержанный около полутора лет в новых французских барриках, а затем еще полтора года проведший в бутылке. Мощное полнотелое вино с волной ягодных ароматов, сквозь которые пробиваются специи и шоколадно-ванильные ноты. У него неплохой потенциал, и есть все шансы полагать, что со временем оно будет только улучшаться. Если не видеть этикетки, полное ощущение, что дегустируешь вполне приличную «супертоскану». Правда, «супердрама», исключительно в силу происхождения, стоит значительно дешевле. Во всяком случае, пока.

В портфеле хозяйства есть и другой бордоский купаж - Каберне Совиньон и Мерло, около года выдержанный в баррике. На сей раз под маркой Chateau Nico Lazaridi Red. Довольно элегантное, с тонами экзотических специй (верная отсылка к месту происхождения), с деликатными танинами и долгим фруктовым окончанием.

Но настоящим открытием для меня стало сортовое санджовезе. Многие тосканские виноделы дорого бы дали, чтобы это вино было их собственной удачей. Однако судьба распорядилась иначе, и шедевр появился на берегах Эгейского моря. Какой пример привести для наглядности? Ну, это все равно, как если бы в Монголии сделали водку, после которой любой наш премиальный бренд воспринимался бы как плохонький свекольный спирт, разведенный ржавой водой. Тонкий ягодный нос с оттенками лавра и белого перца плавно подводит к первому глотку - мягкому и теплому. А затем - нет никаких сомнений - ты сделаешь второй. Вино необычайно шелковистое, с отличным балансом и наверняка неплохим потенциалом. Но я не могу представить, что кто-то всерьез решит его подержать. Слишком велик соблазн вытащить пробку из горлышка, не дожидаясь энного года.

На винодельне Нико Лазариди не только делают вина. Там открыта совершенно потрясающая художественная галерея. Причем все представленные работы неизменно присутствуют на бутылочных этикетках. Движение, некогда начатое владельцами Mouton Rotschild, за полвека распространилось по всему миру. Что ж, виноделие в лучших своих проявлениях, несомненно, является искусством, а ремесленников везде хватает.

Со смотровой площадки винодельни открывается чудный вид на близлежащие виноградники. А чуть поодаль, всего в паре километров, отчетливо виднеется еще одно хозяйство и тоже Lazaridi.В 1992 году его основал Коста, брат Нико. Потому и называется оно Domaine Costa Lazaridi. Если сравнивать по формальным параметрам, то между двумя «родственными» винодельнями много общего: современный дизайн, грамотное использование внутреннего и внешнего пространства, новейшее оборудование, современные технологии, сортовой состав, даже картины на этикетках. Но братьям лучше не говорить об этом - кровные узы не отменяют здоровой деловой конкуренции. Коста пришел в бизнес на пять лет позже, однако постарался максимально наверстать упущенное. Он приобрел 220 га в регионе Драма. Из них, по крайней мере, 18 га возделываются с применением органических методов. Вин в портфеле компании «всего» тринадцать, зато в ассортименте имеется ципуро - стандартная (из виноградного жмыха) и анисовая (куда ж без нее!). Общий объем производства - около полутора миллионов бутылок в год. А еще здесь делают очень неплохой винный уксус.

Древние македонские виноделыВ погребе есть специальная комната, где хранятся коллекционные магнумы, расписанные вручную известными художниками. Коста выбрал несколько иную тематику этикеток. Если у Нико сюжеты вполне эстетские и даже философские, то у брата встречаются откровенно эротичные. По этой причине для пуританской Канады владельцы были вынуждены разработать несколько более сдержанную версию. В стремлении создать подлинный симбиоз вина и искусства Коста решил не ограничиваться живописью, но обратился к музыке и театру. На винодельне выстроен стилизованный амфитеатр, где даются представления. Все эти аллюзии далеко не случайны. Ведь в древности Драма являлась центром культа Диониса, бога плодородия, виноделия и покровителя театра. Однако вернемся к винам.

На протяжении нескольких лет хозяйство консультируют Мишель Роллан, настоящий гуру в том, что касается производства красных вин, и Флоран Дюмо, мастер энологии из Бордо, специализирующийся на белых. Судя по количеству престижных наград, собранных за последние 3-5 лет, советы двух мэтров оказались весьма уместными. Мне запомнился сортовой совиньон блан, при создании которого использовалась выдержка на осадке и батонаж. В носе доминируют ноты зеленого перца и спелых фруктов с белой мякотью на фоне легкого копченого тона. Во вкусе на первый план выходит свежеть и высокая кислотность. Из красных стоит упомянуть два впечатляющих бленда с незначительной долей Агиоргитико - первый на основе Каберне Совиньона, второй - на основе Сира. Мощные вина почти черного цвета, плотные, с хорошим телом и роскошной россыпью ароматов ягод и специй.

Однако самое полное воплощение идея симбиоза виноделия и искусства получила в хозяйстве с характерным названием Wine Art Estate. В 1993 году его основали два профессиональных инженера исключительно ради собственного удовольствия и скорее из эстетических, нежели деловых соображений. Это чувствуется и во внешнем дизайне винодельни, и в подборе картин для этикеток, но самое главное - в стилистике вин. В портфеле сегодня семь позиций при общем объеме производства около 180 тыс. бутылок в год. Иными словами, каждая марка представляет собой своего рода микрокюве. Впрочем, на самом деле позиций уже восемь. Просто последняя еще не поступила в продажу. Да и неизвестно, поступит ли вообще. Речь идет о том самом неббиоло, которое я упоминал вначале. Хорошо известно, сколь сложно работать с этим сортом - он слишком нежный и капризный, но самое главное, почти всегда и везде дает весьма заурядный результат. Везде, кроме Пьемонта. Тем не менее «драматический» неббиоло меня по-настоящему удивил. Нет-нет, он ни в коей мере не претендует на звание «великого» и не собирается на равных тягаться с бароло и барбареско. Скорее он важен с точки зрения наглядной презентации винодельческих возможностей региона. В возрасте пяти лет он оказался совершенно округлым и шелковистым, с яркой, но неагрессивной кислотностью и сочными ароматами красных ягод. Великолепное ласковое вино, которое я бы лично предпочел многим громким именам.

В портфеле Wine Art Estate доля сортовых вин, сделанных из винограда с небольших участков, примерно равна доле купажей. Среди тех и других встречаются как весьма достойные, так и довольно посредственные. Например, сортовой ассиртико, недостаточную природную ароматичность которого попытались исправить с помощью бочки. Не думаю, что оно того стоило. Напротив, в ассамбляже с совиньон бланом он себя прекрасно показал, органично подчеркнув минеральностью свежие фруктовые ароматы. Мерло и Сира, равно в сортовых версиях и в купажах, несомненно, заслуживают самого пристального внимания. Яркие, полнотелые вина, довольно мягкие и с хорошей кислотностью. При слепой дегустации они спокойно получили бы больше 90 баллов.

Во время вкуснейших ланчей мы дегустировали вина еще примерно десятка хозяйств. Я бы обратил внимание на темпранильо (в розовой и красной версиях) от Ktima Pavlidis (хозяйство принадлежит крупному мраморному магнату), на совиньон блан от E. Tsantalis, на памиди от Ktima Vourvoukeli и некоторые другие. Кстати, под меню, составленное из блюд местной кухни, вина специально подбирал Костас Лазаракис, единственный в Восточном Средиземноморье обладатель почетного звания Master of Wine. Некоторые позиции, если их пробовать отдельно, наверняка не впечатлили бы. Однако сочетания оказались на редкость удачными, что стоит отметить особо. Вино за столом заняло как раз то место, которое и должно занимать - оно сопровождало еду в лучшем смысле этого слова.

Рассматривая из окна автобуса земли Диониса, я часто думал о том, что положение российского виноделия не столь уж безнадежно. У нас есть немало мест с хорошим микроклиматом и подходящими почвами, ничуть не хуже чем в Драме. В виноделие начали вкладывать деньги, приглашают специалистов, строят современные предприятия, внедряют новейшие технологии. Но мы только в начале пути. И кроме того, нам пока еще не хватает таких вот «драматических» энтузиастов, которые занимались бы виноделием не только ради бизнеса, но прежде всего ради искусства. И тогда, при всех прочих равных, лет через двадцать-тридцать вполне может состояться тур под названием «Великие вина Тамани», в который повезут лучших сомелье мира. Раз уж Драма сумела совершить такой прорыв, то и нам по силам.

Туры в Грецию
Греция Вечная Классика - Министерство туризма Греции
GREKOMANIA официальный
информационный
партнер министерства
туризма Греции
Путеводитель по Афинам Путеводитель по Салоникам Путеводитель по Родосу Путеводитель по Патрам