Дневник одной поездки в Грецию. День шестой

Храм Посейдона

Казалось, после посещения Олимпа мало что могло удивить нас. И то верно, Олимп – обиталище верховного бога Зевса. И всё же на шестой день недалеко от Афин мы обнаружили кое-что, что могло соперничать с горою богов.

Мыс Суньон издавна известен тем, что корабли со всех уголков Средиземного моря проходят это место по дороге в Пиреи. Одим из величайших по красоте храмов – храм Посейдона, который возвышается над морем и уходит в небеса.

Жизнь мореплавателя в древние времена была опасной. Корабли были шаткими, в море часто бывали шторма. Но моряки не боялись утонуть. Они боялись не быть погребенными на суше, так как тогда не смогли бы переродиться. Не случайно они задабривали Посейдона, возведя в честь него величественный храм, который приветствовал их счастливое возвращение на сушу.

Мыс Суньон известен не только своим стратегическим положением, но и серебряными рудниками. А что касается храма Посейдона – на его стенах упоминается имя лорда Байрона, который написал «Паломничество Чайльд-Гарольда». Источником вдохновения для поэмы были любимые греческие места поэта – такие, как это.

Я стояла на бескрайнем просторе и думала о жизни. Свободное синее море, раскинувшееся перед нашими глазами, навевало мысли о бренности всего земного и о бессмертии великих богов. Невольно мне вспомнилась известная легенда о Посейдоне и дочери морского царя Нерея…

В глубинах Эгейского моря простиралось таинственное и волшебное царство, населенное русалками и морскими чудовищами. До поры до времени правил этим царством Нерей, пока не был свержен Посейдоном. Но даже после этого к его пророчествам продолжали прислушиваться, ибо он обладал огромной силой предвидения.

Именно слава Нерея как провидца заставила Посейдона обратиться к своему предшественнику, в то время как тот праздновал день рождения своей младшей дочери Фетиды. Посейдон был принят со всеми подобающими почестями, и сама Фетида ухаживала за ним. Ослеплённый блеском её красоты, он отказался от розового мяса моллюсков и вина из морского винограда. Очарованный, он не мог оторвать взора от нимфы с прозрачными цвета морской волны глазами. Он почти не обращал внимания на её сестер, которые были не менее красивы.

Посейдон поднялся и объявил, что намерен жениться на Фетиде. Он не ожидал никаких возражений со стороны её отца. Когда же Нерей начал возражать против их брака, то Посейдон пришёл в такую ярость, что задрожало морское дно, и все морские гады попрятались по своим норам. Нерей просил выслушать предсказание судьбы Фетиды, прежде чем Посейдон женится на ней, но тот отказался слушать. Нерей только и смог, что уговорить Посейдона выждать год и один день до их свадьбы.

С тех пор даже в янтарных от солнца дворцах небожителей, где на пирах великим богам и богиням подносили амброзию и нектар, улыбающееся лицо Фетиды всё время стояло перед глазами Посейдона, и он не замечал, что происходит вокруг него.

На одном из таких пиршеств была затронута щекотливая и опасная тема. Язвительный Гермес и пользующийся дурной славой Гефест затеяли спор о красоте богинь. Зевс спросил Посейдона, что думает по этому поводу он. Бог моря удивил всех, заявив, что самые прекрасные создания не богини, а нимфы. Богини посмеялись над ним, что он рассуждает как смертный, ведь хорошо известно, что именно людей вид нимф сводит с ума.

В ответ Посейдон описал красоту Фетиды, её танец. Зевс запомнил его рассказ и на следующую ночь, превратившись в морского орла, тайно покинул Олимп. Он увидел Фетиду, танцующую на ослепительно белом песчаном берегу, освещенном луной, играющей на гребнях прибрежных волн. Вернувшись на Олимп, он объявил, что хочет взять её в жены.

Посейдон возразил, что она уже обещана ему её отцом. Во время ссоры братьев прибыла Фемида, богиня правосудия. Ей были известны прошлое и будущее, и она открыла собравшимся тайну судьбы морской принцессы: сын, которого родит нимфа, будет могущественнее своего отца.

Это значило, что если отцом будет бессмертный, ребёнок сможет свергнуть олимпийских богов. Пока Фетида не замужем, она будет опасна и тем, что может стать женою кого-нибудь из гигантов, которые однажды чуть не победили богов. Тогда Фетиду было решено выдать замуж за смертного, чтобы дети её жили как смертные.

В мужья был выбран юноша по имени Пелей. Боги устроили, чтобы Пелей влюбился в Фетиду, а она – в него. Кентавр Хирон рассказал безнадежно влюбленному Пелею, что нимфа, в которую он влюбился, уготована ему богами. Но чтобы овладеть ею, ему придется пройти одно испытание. На следующую ночь, когда нимфа будет танцевать на берегу, он должен поймать её и крепко держать, что бы ни случилось. Пелей легко согласился, полагая, что хрупкая нимфа ему не соперник.

Как только Пелей поймал девушку, её лицо исказила ярость, кожа покрылась звериной шерстью, из пасти вырвался угрожающий рык пантеры. Она корчилась в его руках, отчаянно пытаясь вырваться. Хвост пантеры обвился вокруг его ног, затем превратился в жалящую змею. Змея исчезла, вместо неё возник огненный столб, его сменил грохочущий водопад. Затем появился морской орел, который вспенивал море взмахами крыльев. Пелей держал крепко. Наконец силы нимфы иссякли, и она приняла прежний вид.

Пелей был первым из смертных, кто завоевал право быть мужем нимфы, потому что боги наделили его нужной силой, чтобы подчинить её. На эту свадьбу явились и боги, и нимфы. Лишь отец Фетиды держался на свадьбе особняком и не разделял общего веселья: он знал, какими нежными они будут родителями, как будут нянчить долгожданного сына, как мальчик вырастет в сильного мужчину, чья красота будет покорять всех. Знал, что имя мальчика будет Ахилл и что любви матери окажется недостаточно, чтоб спасти его от неотвратимой смерти в расцвете сил среди ужасов Троянской войны…