19 мая - День национальной памяти

Θέλω την πατριδαμ’ οπις!

24 февраля 1994 года Греческий парламент, на основе единогласного решения, постановил считать 19 мая Днём Памяти жертв геноцида греков Понта.

Понтийская свадьба, ПонтПонтПонтийские воины

19 мая греческий народ и представители греческих диаспор всего мира отмечают трагическую дату в своей многострадальной истории. Менее 100 лет назад, в 1916-1923 годах, турецкие палачи беспощадно истребили греческое население Понта, искоренив его с родной земли, на которой он прожил более 3.000 лет!  Немногие знают о геноциде греков Понта, но это - исторический факт, свидетельства о котором зафиксированы в архивах многих стран мира.

История репрессий против греческого населения в Турции, начавшаяся в 1453 году с падением Византийской империи, насчитывает пятьсот лет. До начала греческой освободительной войны 1821 года жестокие меры против мирного населения применялись в основном в карательных целях (например, подавление Пелопоннесского восстания 1770 года). Но, по мере усиления политического и экономического кризиса в Османской империи, погромы и массовое уничтожение православных христиан приобретали всё больший масштаб и истерический характер.

Примечательно, что в Турции, по сей день официально отрицающей сам факт геноцида, в этот день, когда греки всего мира скорбят по жертвам турецкого варварства, 19 мая отмечают национальный праздник - День молодёжи и спорта - дату, которая изначально никак не была связана ни с молодёжью, ни со спортом, что достаточно красноречиво свидетельствует о её отношении  к данному историческому факту...

Дело в том, что 19 мая 1919 года первый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк (Отец турок)объявил в черноморском порту Самсуне мобилизацию против иностранной интервенции. В то время Турция вела войну с Грецией. Основу национального движения за независимость составляли молодые люди. Таким образом, будущее рождающейся республики, отдавалось в руки молодёжи, которую Ататюрк предполагал сделать важнейшей частью нового государства.

Младотурецкая революция 1908 года ввела в обиход турецкой политической элиты идеологию «пантюркизма», фактически являющейся расистской доктриной, создавшей базу для тотального истребления христианских народов Турции. Сотни тысяч греков, десятки веков проживавших на благодатных землях черноморского побережья Малой Азии (Эвксинского Понта), были изгнаны с родных мест, зверски замучены и убиты. Голод и холод, болезни и смерть, годы скитаний и лишений - всё это выпало на долю греческого народа. События тех лет по отношению к грекам подпадает под все составляющие юридической категории «геноцид» - массовое систематическое истребление мирного населения. Количество убитых и замученных исчисляется официально в 353 тысячи человек, что составляет больше 50% всего населения до начала казней и принудительного переселения, целью которых было не перемещение людей из одной территориальной точки в другую, а смерть в пути. При этом была прекрасная возможность сказать, что «…руки не испачканы кровью, ведь христиане сами умирали в пути!»

К началу ХХ века греки составляли подавляющее большинство населения в северной (на Понте) и западной (Анатолии) областях Малой Азии, а также в провинции Каппадокия, поскольку они являлись коренными жителями этих территорий и, кроме того, не поддавались исламизации и «отуречиванию». Турецкое правительство всерьёз опасалось выхода Анатолии и Понта из-под власти Турции, как это уже произошло с Грецией, Сербией и Болгарией; к тому же среди греческих подданных Турции (особенно понтийцев - греков Понта) было немало высокообразованной интеллигенции и успешных предпринимателей, занимавших видное положение в обществе и оказывавших значительное влияние на турецкую экономику. Поэтому «решительные меры» по искоренению греческого элемента готовились Турцией уже давно, воплотившись в жизнь после 1908 года, когда к власти пришла партия «младотурок», провозгласивших лозунг «Турция - для турок!». В сентябре 1911 года на младотурецкой конференции был открыто обсуждён вопрос об уничтожении этнических (особенно христианских) меньшинств Турции, к которым в первую очередь относились греки и армяне:

«Турция решила объявить своим христианским подданным войну на уничтожение».

Геноцид греков ПонтаБеженцыБеженцы

Сефкер-паша, премьер-министр Турции, 1909 г. (Цитата приведена послом Германии в Турции Вангенхаймом в донесении Канцлеру Германии от 24 июня того же года)

Крестный путь понтийского народа начался в 1914 году, после вступления Турции в Первую мировую войну, выступившей на стороне Германии. Под предлогом «неблагонадёжности» множество мужчин-понтийцев от 18 до 50 лет под конвоем отправили в так называемые «рабочие батальоны» («амеле табуру») в глубь Малой Азии, заставив трудиться в нечеловеческих условиях, практически без пищи, воды и медицинской помощи. Наказанием за малейшую провинность был немедленный расстрел. В общей сложности в период с 1914 по 1918 гг. в «рабочих батальонах» было уничтожено 257 тысяч мужского населения греков!

Но, вопреки ожиданиям младотурок, репрессии не сломили греческий народ - наоборот, они подтолкнули понтийских патриотов к решительным действиям. Многие мужчины «турецкой» части Понта ушли в горы, где организовали партизанские отряды, а среди греческой интеллигенции Кавказа (принадлежавшего почти полностью России) окончательно созрело решение о создании независимой Понтийской республики. Главными вдохновителями этой идеи были Константин Константиниди из Марселя, Василий Иоанниди и Феофилакт Феофилакту из Батуми, Иоанн Пасалиди из Сухуми, Леонид Ясониди и Филон Ктениди из Краснодара, а также митрополит Трапезундский Хрисанф и митрополит Амасийский Герман (Каравангелис). Кроме партизанского движения, надеялись и на помощь Российской империи, ведущей боевые действия против Турции как союзника Германии.

Εθνικός Ύμνος Δημοκρατίας του Πόντου

Ήρθε η μέρα, ήρθ' ώρα
που προσμέναμε με χρόνια
στα δεσμά, στην καταφρόνια
και στην τούρκικη σκλαβιά.

Εις του Πόντου τ' ακροβούνια
καριοφίλια μαυρισμένα
φέρουν το Εικοσιένα
ψάλουν την Ελευθεριά.

Της Ανάστασης σημαίνει
η καμπάνα η μεγάλη
ο καθένας μας ας βάλει
την λαμπρότερη στολή.

Και μπροστά εις την εικόνα
της Πατρίδας την αγία
ας προσφέρει για θυσία
νιάτα, πλούτη και ζωή.

Εις του Πόντου μας το χώμα
άνοιξε σε κάθε βήμα
των μαρτύρων ένα μνήμα
του τυράννου η μαχαιριά.

Μας καλούν εκδικητάδες
ζωντανοί και πεθαμένοι.
Η πατρίδα ερημωμένη
μας καλεί, εμπρός παιδία!

В 1916 году в Трапезунд вступили русские войска. За несколько дней до этого турецкий губернатор Мехмет Джемаль Азми официально передал власть над городом митрополиту Хрисанфу со словами: «Когда-то мы взяли Трапезунд у греков, и теперь грекам отдаём его». Когда русские войска подошли к городу, их встретил сам митрополит и жители города, с цветами. Вскоре после этого события в Трапезунде и его окрестностях было провозглашено создание Понтийской республики. Казалось, вековой мечте понтийских греков о свободе суждено было сбыться, но затруднения на Западном фронте мешали продвижению русской армии в глубь страны, а у греческих партизан было для этого ещё недостаточно сил и оружия. Поэтому, пока русские стояли в области Трапезунда, правительство младотурок жестоко расправлялось с греками подвластных им территорий, теперь уже официально объявленных «предателями» и «союзниками русских». Bсё остававшееся в живых мужское население Понта предполагалось физически уничтожить, а остальных - депортировать в глубь страны. Этот план не замедлили претворить в жизнь. Вот лишь несколько беспристрастных свидетельств очевидцев:

« ...всё греческое население Синопа и округа Кастаноми подверглось выселению. «Выселение» и «уничтожение» в представлении турок одно и то же, поскольку те из греков, кто не был убит, неизбежно должны будут умереть от голода или болезней».

 Германский консул в Самсуне Кухофф. Из донесения в Берлин от 16 июля 1916 г.

«26 ноября Рафет-бей сказал мне: «Мы должны покончить с греками, как покончили с армянами". (...) 28 ноября Рафет-бей сказал мне: «Сегодня я послал в глубь провинции военные отряды, с приказом убивать любого встреченного ими грека». Я всерьёз опасаюсь истребления всего греческого населения и повторения событий прошлого года (т.е. резни, как это было с армянами)».

 Консул Австро-Венгрии в Самсуне Квятковский. Из донесения Министру Иностранных Дел Австро-Венгерской империи от 30 ноября 1916 г.

«Бергфельд и Шеде, наши консулы в Самсуне и Керасуне, сообщают об убийствах и выселении местного населения. Пленных не берут. Деревни сжигают дотла. Семьи греческих беженцев, состоящие в основном из женщин и детей, ведут под конвоем к Севастии. Беженцы терпят огромные лишения».

 Посол Германии в Турции Кульман. Из донесения Канцлеру Германии от 13 декабря 1916 г.

Понтийских греков - женщин, детей, стариков - выселили из домов в течение 24 часов, не разрешая брать с собой практически ничего из имущества. Их  выстраивали в колонны и пешком, под конвоем солдат, гнали в глубь страны. Оставленные деревни разграбляли и сжигали - нередко прямо на глазах у выселяемых. В пути с депортируемыми обращались очень жестоко: им не давали практически никакой пищи, гнали вперёд по бездорожью безо всякого отдыха, под дождём и снегом, так что многие не выдерживали пути и умирали прямо на ходу от истощения и болезней. Конвоиры насиловали женщин и девушек, расстреливали людей за малейшую провинность, а иногда и просто без повода. Большинство депортируемых погибло в дороге, но и те, кто перенёс трудности пути, оказались в ничуть не лучшем положении. Так, в одном из таких «мест назначения», местечке Пирк, содержались депортированные греки города Триполи. Одна из выживших, писательница Татьяна Грици-Мильекс, сообщает, что из 13.000 греков, отправленных в Пирк, выжило только 800 человек.

В 1917 году в России произошёл октябрьский переворот, власть перешла в руки большевиков. Здесь уместно отметить, что глава большевистской партии Владимир Ильич Ленин ещё с 1916 года был союзником лидера младотурок Мустафы Кемаля.

Сразу же после заключения в 1918 году Брест-Литовского мира российские войска покинули Трапезунд, оставив его христианских жителей на произвол судьбы. Турецкая армия и «четы» (бандитские шайки, неофициально поощряемые турецким правительством) хлынули в город и окрестные деревни, грабя и убивая. Cпасаясь от смерти, множество понтийских семей Восточного Понта (области Трапезунда и Карса) бежали на Кавказ.

Понтийская республика перестала существовать, но борьба за независимость, раз уже начавшись, не могла прекратиться: на Кавказе (в Ростове) местными понтийскими деятелями был создан Центральный Понтийский Совет, люди жертвовали на борьбу деньги и оружие, а из Марселя Константин Константиниди отправлял воззвания к жителям Понта и главам европейских государств.

В это время в Понтийских горах набирало силу партизанское сопротивление. Главными очагами партизанской борьбы были области Пафра, Санта и Орду; вскоре партизанские отряды появились и в Трапезунде и Карсе. Понтийские паликары сопротивления сражались отчаянно: об их подвигах ходили легенды. Успеху партизанского движения способствовало и то, что во главе отрядов стояли талантливые и опытные военачальники - такие, как Васил-ага (Василий Анфопулос), Антон Чаушиди, Стилиан Козмиди, Эвклид Куртиди, Пандел-ага (Пантелеимон Анастасиади) и многие другие. Некоторые из них были в прошлом офицерами российской армии на Кавказе и имели большой боевой опыт: так, Васил-ага в награду за проявленную храбрость получил от императора Николая золочёную саблю. Впоследствии, уже будучи предводителем партизан, Анфопулос настолько прославился своим мужеством и военным талантом, что зачастую достаточно было одного его имени, чтобы обратить в бегство турецкий отряд.

В 1919 году Греция вступила в войну с Турцией, но поскольку у неё не было выхода в Чёрное море, греческая армия вела боевые действия в основном со стороны Анатолии (Смирны); к тому же политические неурядицы и разногласия в Афинах сначала сильно задерживали, а потом и вовсе остановили греческое наступление в Малой Азии. Вместо того, чтобы открыть дорогу к свободе, 1919 год стал для понтийских греков «началом конца»: именно в этом году начались новые, доселе неслыханные репрессии со стороны турок.

19 мая 1919 года Мустафа Кемаль прибыл в Керасунд, чтобы встретиться с губернатором города Топал Османом. В ходе этой встречи Кемаль призвал Топал Османа «очистить Турцию от греков», а затем через местные турецкие газеты обратился с тем же призывом ко «всему турецкому народу». Это стало сигналом к систематическому и окончательному истреблению греков Понта. А поскольку с партизанами турецкая армия справиться не могла, вся ярость турок обрушилась на тех, кто не мог сопротивляться: мирное население понтийских городов и деревень. По всему Понту начались неслыханные зверства: грабежи, убийства, изнасилования... Греков целыми семьями запирали в церквях и школах и сжигали живьём: в городе Пафра подобным образом были сожжены около 6.000 человек, в основном женщин и детей. Из тех жителей Пафры, кто избежал смерти в огне, примерно 90% (22.000) были расстреляны или зарезаны; все женщины, девушки и даже маленькие девочки перед смертью были изнасилованы, а грудным младенцам турецкие солдаты разбивали головы о стены домов. В городе Амасии и близлежащих деревнях из 180.000 греков погибло 134.000 человек; в городе Мерджифунде были вырезаны все жители поголовно; в Триполи, Керасунде, Орду и многих других городах были уничтожены практически все жители мужского пола... И это лишь малая толика зверств и бесчинств, совершенных тогда на территории всего Понта!

Продолжались и массовые депортации, принявшие теперь ещё больший размах и проводившиеся с ещё большей жестокостью.

Понтийцы Кавказа, имевшие доступ к средствам сообщения, взывали к главам европейских государств о помощи жителям Понта. Но Греция была поглощена политическими дрязгами между сторонниками монархии и демократии, а также неудачами на анатолийском фронте; Англия занимала «нейтральную», а по сути прокемалисткую позицию;  Франция, Италия и особенно Советская Россия открыто поддерживали режим и антигреческую политику Кемаля, оказывая ему моральную, материальную и военную поддержку. Единственной надеждой мирного населения Понта были теперь партизаны: они по-прежнему сражались героически, но в создавшихся условиях, оставшись без всякой поддержки и практически не имея возможности пополнять запасы оружия в отличие от армии Кемаля, постоянно получавшей деньги и оружие от большевиков и других своих союзников, никак не могли изменить хода войны. Отстаивать независимость Понта, в то время как его мирным жителям грозило поголовное уничтожение, становилось практически невозможно. Главной целью партизан стало спасение своего народа, которые сражались с турецкой армией за жизнь понтийских христиан и впоследствии переправляли целые семьи беженцев на Кавказ и в Грецию. Именно героическому сопротивлению паликаров-партизан обязаны жизнью 135.000 жителей Понта, спасшихся на Кавказе, и около 400.000 человек, эвакуированных в Грецию.

Жестокость свершённых преступлений приверженцев Ататюрка подтверждаются многочисленными документами консульских служб европейских государств, американских и европейских гуманитарных организаций, находящихся в Константинополе.

Депутаты турецкого Национального Собрания Хаки Хами-бей (от округа Синоп), Яхья Галип и Салахадин-бей в своих выступлениях в турецком парламенте в Анкаре констатировали, что политика выселения греков Понта и многочисленные преступления против них навеки запятнали лицо турецкой государственности.

Героическое сопротивление отрядов самообороны греков Понта спасло народ от полного уничтожения.

Оставшиеся в живых греки малоазийского Понта и Каппадокии на основе греко-турецкого соглашения 1922 года и Лозаннских соглашений от 24.07. 1923 года («обмен населением») были вынужденно переселены в Грецию и другие страны. Впервые в истории человечества объектом обмена стал ЧЕЛОВЕК!

Таким насильственным образом наступил конец истории Понта, насчитывавшей около трёх тысячелетий!

На сегодняшний день на Понте проживают десятки тысяч исламизированных греков, многие из которых являются криптохристианами - людьми, тайно исповедующими христианство, сохранивших (в горных деревнях) родной язык их предков - греков малоазийского Понта. Согласно турецким источникам число исламизированных греков составляет 300.000 человек, из которых 75.000 сохраняют понтийский язык и обычаи (как уже было отмечено, многие из них  являются криптохристианами).

Памятник жертвам геноцидаМероприятие в память жертвам геноцидаПонтийский фестиваль

В настоящее время понтийские греки компактно проживают на Кавказе (Грузия, Абхазия. Армения), на юге России, а также в Северной Греции (провинция Македония). Значительная по численности понтийская диаспора существует в Казахстане, Узбекистане, на Украине, в Германии, Австралии, Канаде и США; существуют понтийские общины и во многих других странах мира.

Понтийский геноцид на сегодняшний день официально признан  Грецией, Кипром, Арменией, Швецией и американским штатом Нью-Йорк.

«Понтийский вопрос занимает особое место в связи со своей исторически обоснованной особенностью, которая заключается в национальном характере проблемы, касающейся ВСЕГО греческого народа, как на региональном, так и на международном уровне. Смысл этого вопроса заключается в официальном признании турецким правительством и всей международной общественностью геноцида понтийского народа, являющегося ЧАСТЬЮ населения эллинистического мира, богатого многовековой историей и высокой цивилизацией. Непризнание факта геноцида понтийского народа равносильно лишению понтийцев его истории. Греческие партии обязаны, без всяких предвыборных расчётов, связанных с увеличением своего электората, включить Понтийский вопрос в повестку обсуждаемых политических проблем, а также в свои программы, как национальный вопрос, требующий своего решения».

 (Из книги Михалиса Харалампидиса «Понтийский вопрос сегодня»).

Понтийские греки во всём мире не теряют надежды на восстановление справедливости; за последнее десятилетие стала особенно заметна активная деятельность понтийских сообществ и организаций на благо Национальной Идеи, а также значительный рост понтийского национального самосознания.

«Мы - греки, живущие сегодня, несём ответственность перед нашими предками, перед историей, и именно нам предстоит добиваться признания геноцида нашего народа турецким правительством и мировым сообществом в целом. Нашим единственным выбором сегодня должно стать единение и согласие. Я призываю вас поверить и передать своим детям веру в необходимость нашего объединения. Весь цивилизованный мир осуждает сегодня насилие над человеком и преступления, совершенные против народа, не так давно 20 стран признали геноцид армянского народа. Нам, как никому, близка и понятна эта боль, потому так велико наше желание восстановить историческую справедливость. Только сильные и сплочённые народы и государства способны отстаивать справедливость и добиваться поставленных целей.

Абсолютно уверен, что, объединившись, греческий народ должен добиться признания геноцида, дабы подобные трагедии никогда не повторились, а наши дети жили в мире и согласии.

Вечная память невинно убиенным! Да хранит нас всех Господь Бог!».

Президент Всемирной конфедерации понтийских греков (ДиСиПЕ), президент Ассоциации греческих общественных объединений России (АГООР) И.И. Саввиди

Карта Понта