О Греция, восстань!

О Греция, восстань!
Сиянье древней славы
Борцов зовёт на брань,
На подвиг величавый.

К оружию! К победам!
Героям страх неведом.
Пускай за нами следом
Течёт тиранов кровь.

Дж. Байрон (Песня греческих повстанцев)

25 марта 1821 года началось восстание греческого народа, приведшее к освобождению Греции от четырёхвекового ига османов. Национально-освободительная борьба греческого народа, иногда также называемая Греческой революцией (Ελληνική Επανάσταση του 1821), завершилась в 1832 году Константинопольским мирным договором, утвердившим Грецию как независимое государство.

Греки были первые из подчинённых Османской империей народов, которые обрели независимость! Именно с этих событий начинается история современной Греции...

А как выглядела Греция эпохи национально-освободительной войны, в первые годы становления возрождающего государства?

Именно по такой Греции прошло путешествие известного русского художника Карла Брюллова в «художественной экспедиции» по Ионическим странам, Греции, Малой Азии (Турции) и Афонскому архипелагу, которая была организована в 1835 году русским писателем, почётным членом Императорской Академии наук Владимиром Петровичем Давыдовым, с целью издания «Путевых записок».

В ходе путешествия по Греции, свыше месяца, в тяжёлых походных условиях, Брюллов пристально изучал незнакомую для него страну. Помимо исполнения своих официальных обязанностей он много внимания уделил «вольным» темам, в которых намного острее передал облик современной ему Греции.

Греческое утро в МиракеДеревня св.Рокка близ города КорфуПортрет греческого инсургента Теодора Колокотрони, сепия

Путевые зарисовки художника были выполнены в основном сепией (графическая техника, использующая оттенки коричневого), акварелью и чёрным карандашом, поскольку быстрота передвижения не позволяла ему заняться масляной живописью.

Русские путешественники приехали в Грецию в напряжённый для страны политический момент: в то время на греческий престол вступил король Оттон - прусский ставленник, второй сын короля Людвига I Баварского (из дома Виттельсбахов), который через своего предка Иоганна II, герцога Баварского, был потомком византийских династий Комнинов и Ласкаридов.

Одним из первых мероприятий первого короля Греции была отмена местного самоуправления и перенесение столицы Греции из Навплиона - центра освободительного движения - в город Афины.

Поражал разительный контраст между нищенской жизнью современного греческого народа и величием его прошлого, который был особенно ощутим в Афинах.

«Деревень, столь бедных, как Мирака, нет у нас в России»,- именно так охарактеризовал Давыдов греческую деревню, где путешественниками был сделан первый привал.

Однако, несмотря на полуголодное существование, греческий народ был полон революционной решимости, воинственный характер которого образно описал Давыдов во время пребывания экспедиции в Навплионе: «Я спросил одного грека, не знает ли он, с какой целью явилась эта (французская) зскадра? Не знаем, отвечал он, но, во всяком случае, кораблям не влезть в горы».

Под давлением народа, Оттон вынужден был освободить из тюремного заключения вождя революционных греков, инсургента (повстанца) Теодороса Колокотрониса, осуждённого за организацию заговора против правительства.

Теодорос Колокотронис (Θεόδωρος Κολοκοτρώνης) - сын клефта (вооруженного повстанца) и сам клефт - родился в 1770 году в Морее (так в средние века назывался Пелопоннес).

При Иоанне Каподистрии был главнокомандующим войсками Мореи и усиленно поддерживал первого правителя Греции, после смерти которого  он, как член временного правительства, действовал в духе русофильской партии.

С прибытием в Грецию короля Оттона I, Колокотрони встал во главе недовольных тиранией нового правительства. В 1834 году вместе со своим сыном, Геннеосом Колокотронисом, был судим за участие в противоправительственном заговоре и приговорён к смертной казни, но затем был помилован королём - сначала к 20-летнему тюремному заключению, а через год и вовсе освобождён, с восстановлением в чине генерала. Кроме того, Теодорос Колокотронис был пожалован орденом и назначен членом государственного совета.

Приезд русских путешественников как раз совпал с освобождением греческого народного героя, которого Брюллов не преминул запечатлеть в своих работах.

Раненый грек, упавший с лошади, сепияГрек, лежащий на скале, сепияКапитан греческого судна, акварель

Сепии «Портрет Колокотрони», «Грек на скале», «Раненый грек» и другие, выполненные Брюлловым при его пребывании в Греции, говорят об остром интересе русского мастера к героике национально-освободительной борьбы греческого народа. Греция, запечатлённая Брюлловым в его «вольных» композициях, которые не предназначались для издания Давыдова, - это страна разорённого, но непокорённого народа.

Пусть доблестные тени
Героев и вождей
Увидят возрожденье
Эллады прежних дней.

Наряду с вольными темами, в которых художнику удалось запечатлеть образ борющейся Греции, Брюллов написал 17 акварелей по обязательству, данному им Давыдову. Но и в них русский живописец стремился отразить героическую сторону страны.

Согласно договору, заключённому с Давыдовым, Брюллов должен был  запечатлеть природу Греции, её древние памятники и уклад жизни современных им греков.

Особое внимание путешественников было обращено на места, имеющие историческое значение. Так, русская экспедиция посетила Итаку - родину Одиссея, Херонейскую равнину; изучила развалины храмов Зевса Олимпийского, Аполлона Эпикурейского и многое другое.

Храм Аполлона Эпикурейского, построенного Иктином, в Фигалии (город древней Аркадии)Школа Гомера на острове Итака Храм Зевса Немейского

Двигаясь по своему маршруту, путешественники останавливались по дороге в греческих деревнях, где у них появлялась возможность увидеть жизнь народа изблизи. Брюллов был просто восхищен дикой красотой природы Греции и величием её архитектурных памятников.

В. П. Давыдов говорил по поводу мастерства написания Брюллова: «Краски его удивительно как натуральны и передают с необыкновенной верностью все цвета, которым подобных, по моему мнению, нельзя найти нигде, кроме Греции».

После месячного путешествия по горным дорогам Греции экспедиция Давыдова прибыла в Афины, где была приветливо встречена жителями города.

Неожиданная болезнь приковала Брюллова на несколько недель к постели, вынудив его отказаться от первоначального намерения участвовать в экспедиции по Турции и Малой Азии. Но, несмотря на тяжёлое состояние, художник, находясь в Афинах, продолжал интенсивно работать.

Судьба неожиданно свела Брюллова с прославленным впоследствии героем Севастополя вице-адмиралом русского флота Владимиром Алексеевичем Корниловым, бриг которого - «Фемистокл» - как раз стоял на якоре в Афинах в ожидании депеши для отплытия в Смирну, куда и направлялись члены экспедиции.

Берег Мореи при заливе КатаколоВид Акарнании от источника АретузыПортрет В.А.Корнилова, бумага, графитный карандаш

О дружеских отношениях легендарного героя Севастополя с прославленным мастером говорит акварельный портрет Корнилова, сделанный Брюлловым, и наброски русского художника-любителя, обергофмейстера двора Григория Григорьевича Гагарина, изображающие их жизнь на бриге.

Для удобства передвижения, больного Брюллова решили поместить на бриг, на котором художник 30 июля 1835 года прибыл в Смирну. 

Таким образом завершилось посещение Карлом Брюлловым  Греции, остаившее, несмотря на непродолжительность пребывания, оставило глубокий след в его творчестве.

Русский художник не ограничился ролью стороннего бесстрастного наблюдателя, фиксируя природные и бытовые особенности незнакомой ему страны: созданные им композиции, собственно, как и беглые наброски, говорили о неизгладимом впечатлении, которое произвел на него сильный духом народ Греции.