Что ответил бы афинский мудрец Солон римскому диктатору

Афина Паллада - богиня древнегреческой мифологии

 Афины – город, названный в честь мудрой, знающей, всё умеющей и побеждающей богини. Здесь в древности соединились два слова - народ и власть (demos – kratos), явив форму государства, признающую права и свободы всех его граждан. В этом городе родился Солон (638 – около 559 г. до н. э.), выдающийся законодатель и знаменитый греческий мудрец-тираноборец. До конца своей жизни он обличал абсолютизм правления и призывал народ бороться с тиранией.

Первым же из правителей, отказавшихся от единоличной власти, был, по преданию, основатель государства Афины царь Тесей. Решив объединить демы Аттики, он пообещал отречься от царского владычества: служить военачальником и следить за исполнением законов. Тесею удалось уговорить граждан стать жителями одного демократического города-государства под названием Афины. Так объединились в один народ двенадцать самостоятельных общин, и в честь этого события царь устроил праздник с жертвоприношениями (Панафинеи).

Он же, по преданию, произвёл разделение свободных граждан на три класса: евпатридов (благородных), земледельцев и ремесленников. Истории жизни Тесея и Ромула, первого правителя Рима, очень похожи: и тот и другой были, по преданию, внебрачными сыновьями божественного происхождения, отважными воинами, основателями крупнейших городов Европы, похитителями женщин, и оба под конец жизни лишились благосклонности своего народа.

Афины не только самый древний город в Европе, но и самый уникальный: здесь прекрасно сохранились редчайшие памятники античности. В центре города на холме возвышается знаменитый Акрополь. И поныне вызывает восхищение его вход, украшенный колоннадой – Пропилеи, построенный при великом демократе Перикле под руководством прославленного греческого зодчего Фидия. Он же был автором 11 метровой статуи богини Афины, возвышавшейся внутри великолепного храма – Парфенон (от слова Парфенос - дева), построенного архитекторами Истиным и Калликратом.

У подножия Акрополя расположилась древняя рыночная площадь Агора (базар). Сюда греки приходили не только для того, чтобы купить или продать товар, но и посоветоваться, узнать последние новости, обсудить законы. Иногда они окружали камень, на который забирался очередной глашатай, и слушали его речи. Где-то здесь, по преданию, нашёл среди глиняных горшков своенравную красавицу Ксантиппу великий философ Сократ и, женившись на ней, удивлял афинян своим необыкновенным терпением.

Афинский мудрец СолонПериод расцвета Афин начинался в древности с законодательства Солона, избранного жителями этого полиса в 594 году до н. э. одним из девяти архонтов (начальников). Он входил в число «семи мудрецов», пользовавшихся у народа особым почётом. Житейская мудрость их проявлялась в афоризмах (гномах). Одни гномы представляли собой нравственные самоограничения, другие заключали философский смысл, третьи являлись мировоззренческими изречениями. Любимый афоризм Солона звучал так: «Ничего сверх меры».

Афинский мудрец происходил из знатного обедневшего рода. Оставшись без средств существования после смерти отца, он занялся торговлей и отправился в плавание, чтобы посмотреть мир и приобрести состояние. Разбогатев, Солон вернулся на родину и застал в Афинах ожесточённое противостояние враждующих группировок. К тому же афиняне вели с переменным успехом войну с Мегарами за остров Саламин. Солон возглавил афинское войско и добился успеха, став самым знаменитым человеком в Аттике.

Богатые его уважали, так как он происходил из знатного рода и был человеком состоятельным. Бедные считали его своим вождём: он бескорыстно защищал их права. Видеть Солона единоличным правителем соглашались и те и другие. Малоимущие знали его, как человека справедливого, и надеялись, что он проведёт нужные реформы с отменой долгов и возвращением земель. Богачи же ему доверяли, как человеку мудрому и осторожному. Лидеры враждующих партий предложили Солону стать тираном, но он категорически отказался, пояснив, что тирания – это такое место, на которое не так трудно забраться, как трудно его оставить, а для государства она может стать злом. Позже афинский мудрец так написал о своём решении в стихах: «Когда землю пощадил я родную и тирана власть суровую не взял, то своё, тем самым, имя не покрыл позором я. И мне нечего стыдиться: так скорее всех людей я склоню к себе...»

Солону поручили примирить враждующих граждан, став между ними посредником, но это было не просто: бедняки требовали передела земель, а богачи не желали расставаться со своими привилегиями. Мудрецу предоставили широкие полномочия с правом сохранять или отменять старые законы и создавать новые. Солон проводил свои реформы осторожно, используя взаимные уступки и считая, что: «Если в государстве перевернуть всё вверх дном, то потом не хватит сил всё поставить на место». Сохранился древний документ, прославляющий мудрость Солона, открывшего публичный дом, управляемый рабынями, «дав возможность избавиться от похоти без угрозы для общества».

Афинский мудрец отменил все долговые обязательства и этим предотвратил восстание бедняков, на землях которых стояли столбы с указанием суммы долга и срока уплаты. Он распорядился убрать эти страшные вестники, чтобы крестьяне могли сами распоряжаться своим урожаем. Солон не только запретил в будущем обращать афинских граждан в рабство за долги, но и приказал разыскать проданных за границу, а потом выкупить их за государственный счёт: «Земля, с которой снял тогда столбов я много долговых, рабыня прежде, ныне же свободная…».

Не все бедняки радовались нововведениям – были и такие, что считали их недостаточными, ожидая раздела земли поровну, но Солону верили и не бунтовали. Вскоре он отменил старинные законы Драконта (Драконовские законы), по которым даже самое незначительное преступление каралось смертью. Всех граждан Афин Солон разделил на четыре разряда по их доходу. Первые три разряда несли службу в сухопутных войсках и могли занимать государственные должности. Бедняки имели право участвовать в судах и в народном собрании. У них не было денег, чтобы приобрести оружие, поэтому они служили, в основном, гребцами на кораблях.

Высшей законодательной властью в Афинах при Солоне стало Народное собрание. Одному из сохранившихся прежних государственных учреждений он поручил наблюдать за исполнением законодательства. Чтобы избавиться от нищих, мудрец придумал закон, по которому сын мог не содержать престарелого отца, если тот не выучил его ремеслу. Законы Солона должны были действовать сто лет. Когда афинский мудрец собрался путешествовать, он заставил афинян поклясться, что они ничего не будут менять в законодательстве до его возвращения: «Власть даровал я народу в той мере, в какой он нуждался, чести его не лишил, но и не дал ему лишних прав…».

Солон побывал в Египте, на Кипре и в других странах. Его пригласил к себе в гости в столицу Сарды в Малой Азии лидийский царь Крез. Он был очень богат и решил удивить гостя, открыв свою сокровищницу, но Солон остался равнодушен. Удивлённый царь спросил его: «Знал ли ты кого-нибудь счастливее меня?» «Да, знал, - ответил Солон, - Моего земляка Телла. Он был честным, порядочным человеком и умер, сражаясь за родину. Детей своих он воспитал так, что они стали хорошими и уважаемыми гражданами».

Народное собраниеОн привёл и другие примеры счастливых людей, удивив царя тем, что ничего не говорил о богатстве. Тогда Крез спросил Солона: «А меня ты не считаешь счастливым?» «Не знаю, - ответил тот, - Боги наделили нас таким умом, что не позволяет предвидеть будущее. Счастливцем можно назвать только того, кто, прожив жизнь до конца, не познал горя и несчастья. Считать счастливым человека, ещё живущего, - всё равно, что провозглашать победителем воина, ещё не окончившего поединка».

Вскоре персидский царь Кир захватил Лидию, Крез попал в плен, и его должны были сжечь на костре. Своим криком «О, Солон…» лидийский царь удивил правителя Персии, и тот, приказав погасить пламя, спросил: несчастную жертву: «Почему ты зовёшь в последние минуты какого-то Солона?». Крез рассказал персидскому царю, что только на костре он понял, как глупо было хвастать перед греческим мудрецом своими сокровищами, считая их равными счастью. Так мудрые слова Солона спасли жизнь лидийскому царю и стали предупреждением потомкам.

В Афинах же в это время начались беспорядки: бедняки требовали провести передел земли и поддержали родственника Солона Писистрата, добивавшегося неограниченной власти – тирании. С помощью большого отряда своих сторонников Писистрат захватил афинскую крепость и стал единолично править. Его противники бежали из Афин, но Солона возмутил поступок своего родственника. Он вышел на рыночную площадь и стал стыдить граждан, подчинившихся тирану: «Ещё вчера было так легко помешать возникновению тирании. Теперь же, когда она выросла и окрепла, искоренить её будет намного труднее».

Мигом промчались столетия с призрачной тенью мудреца-тираноборца, предупреждавшего человечество об опасности тирании и призывавшего не покоряться ей безропотно. Спустя пятьсот пятьдесят лет в Риме возник заговор против «вечного диктатора» Гая Юлия Цезаря, стремившегося к царской власти. Сенаторы-республиканцы упустили время, когда можно было помешать возникновению тирании Цезаря и решились на его убийство, когда она уже окрепла.

Римского диктатора в роковой последний день его жизни должны были в сенате торжественно провозгласить царём завоёванных земель. Он мог бы обратиться к призрачной тени Солона, чтобы узнать, считают ли его счастливым человеком. Но что поведал бы афинский мудрец Цезарю с высоты времени? Возможно, он ответил бы римскому диктатору вопросом на вопрос: « А сам ты, Цезарь, счастлив, добившись неограниченной власти, опираясь на культ силы? Ты много воевал, потерял внука, любимую дочь, готов был, как писал Цицерон, «…преступить закон – то ради царства».

Мог ли римский диктатор считать себя счастливцем, зная, как ненавидят его приверженцы республиканской власти Рима? Весь окровавленный, он не будет вспоминать мудрецов, а бросит упрёк в предательстве своему родственнику: «И ты, Брут?».