Бабочка над пламенем свечи

Роксандра Скарлатовна Стурдза«Наружностью её плениться было трудно, но лишь только заговорит, и вы очарованы, и даже не тем, что она скажет, а единственно голосом её, нежным, как прекрасная музыка. Какое совершенное отсутствие гордости и злобы. Превосходство души в ней равнялось превосходству ума…».

Ф.Ф. Вигель

Дочь первого гражданского губернатора Бессарабской области, Роксандра Скарлатовна Стурдза была родственницей братьев Ипсиланти, энтузиасткой в помощи восставшей Греции. Выйдя замуж за графа А. Эдлинга, она получила в дар небольшое имение неподалёку от Кишинёва, где жил в это время опальный Пушкин. В 1822 году Роксандра Скарлатовна поселилась на новом месте.

В семье Скарлата Стурдзы объединились ветви двух родов - Стурдза и Мурузи, представители которых были господарями Молдавии и Валахии. После заключения  Ясского мира 29 декабря 1791 года, предусматривавшего возврат Молдавии и Валахии Турции, семья Скарлата Стурдзы была вынуждены эмигрировать в Россию, потеряв почти всё своё огромное состояние. Его дети поступили на службу: Александр - секретарём к министру иностранных дел графу Каподистрия, а Роксандра - фрейлиной к супруге Александра I, императрице Елизавете Алексеевне.

В обязанности Роксандры входило появление при Дворе раз или два раза в неделю. Все остальное время она проводила в родительском доме. Но и этого было вполне достаточно, чтобы девятнадцатилетняя  девушка сумела многое осознать и понять в пользу семьи и своей собственной. Так, с самого начала Роксандре удалось снискать внимание воспитательницы царских детей - графини Ливен, затем девушка  сдружилась с женой адмирала Чичагова, в доме которого она познакомилась и сблизилась со многими замечательными людьми - такими, как братья, графы де Местр, а также Иоаннис Каподистрия и многие другие. Более того, граф Каподистрия нашёл в юной Роксандре горячую сторонницу любимой им идеи освобождения Греции от турецкого ига.

Роксандра - умнейшая и очаровательнейшая из женщин - обладала редкой способностью привлекать на свою сторону сердца всех, кто с нею встречался. Она сближалась с людьми лишь настолько, насколько они сами того желали. Именно эти черты характера девушки по достоинству оценила императрица. Сам император Александр І оценил в ней живой и подвижный ум, её впечатлительность, весёлость, разговорчивость и умение сказать кстати. Все эти качества сразу обратили на себя внимание государя и очень часто, посещая свою супругу, Александр І подолгу разговаривал с её фрейлиной.

Более того, вскоре нашлась ещё одна область, в которой Роксандра смогла обнаружить перед государем России много понимания и знания. Дело в том, что события, которые предшествовали 1812-му году, возбудили в душе императора религиозные колебания, и в одном из разговоров с Pоксандрой он обнаружил чуткость, с которой девушка отнеслась к ним, что ещё больше расположило его к ней.

Кроме религиозных вопросов, Роксандра не переставала  интересоваться делом освобождения родной Греции. Между нею и графом Каподистрия, который в то время жил в Швейцарии, завязалась оживлённая переписка - сначала по греческому вопросу, а затем по более общим вопросам, которая, в конечном итоге, привела к тому, что Иоаннис Каподистрия сделал Роксандре письменное предложение. В тот период в Бруксал, где находилась Роксандра в свите императрицы, прибыл император Александра I, что Роксандра сочла благоприятным моментом: император явно для всех оказывал ей своё внимание и разговаривал с ней по целым часам. Воспользовавшись случаем, Роксандра рекомендовала Александру I Иоанна Каподистрия в качестве дипломата (государь обещал вызвать его в Вену на общеевропейский конгресс, в ходе которого были определены границы государств Европы после наполеоновских войн).

Уже в Вене Роксандра встретилась со своими родными и с Каподистрия. Она внимательно следила за ходом дел конгресса, стараясь  привлечь внимание Александра I к событиям на Балканском полуострове, даже передала ему записку о греческом вопросе. Каподистрия же, выехав из Швейцарии в Вену, проявил явное недовольство приглашением на конгресс. Более того, к Роксандре он отнесся уже далеко не с прежним вниманием. Многие современники предполагали, что его смутило внимание к ней императора Александра I. Так, А. Шидловский во вступительной статье к письмам графини Эдлинг пишет: «Император Александр часто находил утешение в беседах с этой женщиной, которая поражала его изяществом и силой своих убеждений».

Иоанн КаподистрияТогда Иоанн Каподистрия при одном из свиданий с Роксандрой вручил ей перстень, на котором была изображена бабочка, сгорающая в огне. Она поняла намёк на перемену их отношений с Каподистрия - отказ от сделанного им ранее предложения. Несмотря на это, Роксандра не стала объясняться с женихом, пообещав ему взамен прежней любви дружбу.

Позже в своих мемуарах Роксандра Скарлатовна Стурдза, она же графиня Эдлинг, напишет: «Граф Каподистрия принадлежал к числу людей, знакомство с которыми составляет эпоху в жизни… Его прекрасная наружность отмечена печатью гения...».